Кристийна Оямаа: лечение рака должно стать более доступным

4. март 2019

Ежегодно в Эстонии диагноз «рак» получает на 200 человек больше, чем в предыдущем году. По словам Кристийны Оямаа, Таллиннская больница тоже нуждается в установках лучевой терапии.

Ежегодно в Эстонии диагноз «рак» получает на 200 человек больше, чем в предыдущем году. Таким образом, расширение возможностей лечения рака не означает раскола системы (как время от времени утверждают), а, напротив, повышает его доступность для людей. По словам Кристийны Оямаа, Таллиннская больница тоже нуждается в установках лучевой терапии.

На фото д-р Кристийна Оямаа

Считается, что злокачественная опухоль возникает в течение жизни у каждого шестого человека. В перечне причин смерти жителей Эстонии рак занимает второе место после болезней сердечно-сосудистой системы.

Ближе всего к Эстонии лечение рака на высшем уровне ведется в Хельсинки. Центральная больница Хельсинкского университета носит название «Comprehensive Cancer Center» (междисциплинарный онкологический центр). Такой онкологический центр ведет экспериментальную научную работу, меняющую клиническую практику, а также располагает высокотехнологичной инновационной аппаратурой. В странах Балтии такого уровня не достигли пока ни одна больница и ни один онкологический центр.

В общей сложности в Финляндии насчитывается 13 больниц, где ведется интегрированное лечение рака. В Хельсинки таких больниц несколько. Лечение рака на хорошем уровне возможно также в малых городах, таких как Котка и Пори.

Одним из краеугольных камней интегрированного лечения рака является возможность проводить хирургические операции, химиотерапию и лучевую терапию в рамках одной больницы. Для пациента это самый лучший вариант, потому что ни один тяжелобольной человек не захочет курсировать между разными врачами и больницами.

На сегодняшний день интегрированное лечение рака ведется в Клиникуме Тартуского университета и в Северо-Эстонской Региональной Больнице. В Тарту имеется две, а в СЭРБ – четыре установки лучевой терапии. Обе больницы хотят в будущем приобрести еще по две установки, и тогда в Эстонии будет насчитываться десять установок лучевой терапии. Для сравнения: в Финляндии по состоянию на 2016 год насчитывалось 56 регулярно работающих аппаратов лучевой терапии, и это число растет, так как лучевая терапия важна, и ее объемы в онкологическом лечении постоянно растут.

Современная лучевая терапия – это безопасный и очень эффективный метод лечения рака, в котором для избавления от опухолей применяется ионизирующее излучение. Этот способ можно использовать в качестве единственного метода лечения или в сочетании с химиотерапией и/или хирургической операцией. Цель лучевой терапии состоит в том, чтобы уничтожить опухоль или, в сочетании с другими методами лечения, уменьшить ее размеры, чтобы ее можно было удалить хирургическим путем. При опухолях с метастазами лучевая терапия применяется для облегчения определенных симптомов и стабилизации опухолевых очагов.

Онкологи и СЭРБ не поддерживают создание третьего центра лучевой терапии

Лучевая терапия эффективна при лечении вызванной опухолью боли, и в случае многих опухолей ее эффективность сравнима с хирургическим лечением. Ее преимущество состоит в том, что при лучевой терапии облученный орган или ткань сохраняются, и их не удаляют. Лучевая терапия незаменима и служит основным компонентом качественной противоопухолевой терапии.

Лучевая терапия необходима, как минимум, в трех больницах

Таллиннские власти решили объединить две очень крупные в масштабах Эстонии больницы (Восточно-Таллиннская центральная больница и Западно-Таллиннская центральная больница) и к 2025 году построить для Таллиннской больницы в Ласнамяэ передовой комплекс зданий с учетом современных потребностей медицины.

Обе больницы на протяжении уже многих лет ведут лечение от рака, но без установок лучевой терапии. В ВТЦБ имеется весь спектр методов современной высококачественной диагностики, хирургического лечения и химиотерапии.

Кроме того, есть несколько областей лечения рака, в которых ВТЦБ и ЗТЦБ в силу исторических причин и других особенностей обладают высокой компетентностью. Более двух третей всех случаев первичных гинекологических опухолей в Эстонии обнаруживают и лечат именно в этих больницах. Это понятно, ведь гинекологические клиники и родильные дома обеспечивают наилучшую возможность раннего обнаружения таких случаев рака. В ВТЦБ очень сильная глазная клиника и компетентность в области лечения рака глаза, а врачи ЗТЦБ имеют большой опыт лечения, например, рака предстательной железы, а также рака желудка и кишечника.

Через ВТЦБ ежегодно проходит более 1200 пациентов с первичным диагнозом «рак», через ЗТЦБ – несколько меньше. Таким образом, в Таллиннской больнице будут лечить большую часть первичных случаев рака в Эстонии. В онкологическом центре ВТЦБ лечат более 15 000 случаев рака в год. В масштабах всей Европы это соответствует онкологическому центру средней величины, если учесть, что лечение рака здесь основывается только на химиотерапии.

Становится ясно, что Таллиннской больнице нужны две установки лучевой терапии. Лучевая терапия – это самый затратоэффективный метод лечения рака, и ее проведение в условиях современного интегрированного лечения рака является не роскошью и высшим уровнем, а элементарной и необходимой возможностью. Без лучевой терапии пациентам фактически нельзя оказывать услугу интегрированного лечения рака. Учитывая предполагаемое количество пациентов Таллиннской больницы, будет немыслимо отказываться от элементарных методов лечения.

Таллиннская больница не хочет конкурировать с другими крупными больницами или отбирать у них пациентов, а просто хочет очень хорошо делать свою работу. К сожалению, онкологических пациентов хватит на всех. Мы исходим из интересов своих пациентов, а не боремся за деньги Больничной кассы. Мы хотим, чтобы и в 2030 году Эстония могла сказать, что результативность онкологического лечения за последние десять лет значительно возросла, но для этого нам всем нужно развивать компетенции в области лечения рака.

Кристийна Оямаа – член правления Общества онкологов Эстонии и член совета фонда лечения рака «Подаренная жизнь».

Назад